Star Wars - Корусант
Главная | Регистрация | ВходСреда, 29 Мар 2017, 08:23
StarWars
КорусантПриветствую Вас Странник | RSS
Меню сайта

Наш опрос
Оцените наш сайт (новый опрос)
Всего ответов: 696

Корусант (CORUSCANT)

Регион: Центральные Миры
Сектор: Корусант
Система: Корусант
Звёзды: 1, Корусант Прайм
Расстояние от центра: 10000 световых лет
Сутки: 24 стандартных часа
Год: 368 стандартных дней
Климат: умеренный
Ландшафт: городской пейзаж
Сила притяжения: стандартная
Диаметр: 12 240 км.
Разумные расы: человек, другие расы
Население: 1 триллион
Процентное соотношение видов: люди - 68%, остальные - 32%
Основной источник экспорта: нет
Основной источник импорта: продовольствие, товары медицинского предназначения

«Сияющий живой организм, в котором явственно слышится биение миллионов сердец». Так говорил о Корусанте легендарный канцлер Сигнет Мецилин (Signet Mezzileen), правивший этой планетой в течение более 70 лет и называвший ее «самым большим административным округом в Галактике». Это утверждение контрастирует с известным высказыванием поэта Аддера Эйн-ла (Adder Ain’la): «Корусант, эта мертвая металлическая оболочка, напрочь лишенная души, настолько холоден и пуст, что его ледяной остов должны согревать солнечные зеркала».
Ни одно из этих определений не может считаться верным или неверным. Корусант – это такой мир, который может быть и захватывающим, и отталкивающим одновременно; здесь нищета скрывается в тени шикарных ресторанов, продающих блюда стоимостью в десять тысяч кредитов за порцию. Единственное, с чем вы здесь никогда не столкнетесь – это с предсказуемостью вещей или со скукой.
Из космоса «драгоценный камень Центральной Области» можно легко принять за искусственное сооружение. То пространство, которое на других планетах занимают  леса, поля и океаны, на Корусанте отдано фабрикам, небоскребам и искусственным водоемам. Каждый клочок поверхности, за исключением крошечных полярных областей, испытывает на себе влияние урбанизации. Во многих местах «культурные слои» многократно накладываются друг на друга, образуя каньоны, простирающиеся вертикально вглубь на многие километры. Даже горная гряда Манараи (Manarai), в прошлые времена служившая главным отличительным признаком этой планеты, сейчас представляет собой обычную покрытую снегом возвышенность, теряющуюся на фоне вездесущего городского пейзажа.
Площадь Памятника (Monument Plaza) – это имеющая форму чаши арена, построенная вокруг одной из меньших вершин Манараи. Это место, где из центра арены возвышается к небу голая скала, является одним из самых популярных достопримечательностей планеты.
Вокруг планеты, словно электроны вокруг ядра, постоянно движутся многочисленные транспорты, доставляющие продовольствие и товары первой необходимости, перевозящие дипломатов и туристов. Магнитные направляющие организуют движение в воздухе в строгом соответствии с координатной сеткой. Среди пересечений воздушных маршрутов плавают посадочные платформы, предназначенные для размещения некоторых частных судов, которым дозволяется спускаться с орбиты. Для перевозки граждан Корусанта используются аэробусы и воздушное такси; грузовые перевозки осуществляются по туннелям подземного метрополитена. Вода из полярных ледников перекачивается по трубам и отводится в резервуары, которые иногда, помимо основной своей цели, служат местом отдыха для обитателей Корусанта – как это случилось с так называемым «Западным морем».
Значительная часть поверхности Корусанта, особенно в Западном полушарии, отведена под промышленные электростанции. Персонала там не особенно много; эти предприятия непрерывно производят энергию и конечную продукцию. Большая часть населения планеты расселена вдоль экватора или в метрополисе размером с целый континент, который отличается от окружающих урбанистических регионов головокружительной высотой зданий. Самые нижние уровни Республиканского Города не видели дневного света на протяжении тысячелетий. Спуск на нижние уровни напоминает рискованное схождение вниз по склону подземной пещеры, в которой царит кромешная тьма. В этом жутком мрачном мире можно легко повстречаться с кустарно собранными дроидами, плотоядными грибами или мутантами-троглодитами. Однако среднестатистический обитатель Корусанта может прожить всю свою жизнь, будучи отделенным километрами расстояния от непривлекательных нижних ярусов. Многие, впрочем, именно к этому и стремятся. Всё, что им требуется – это непродолжительная прогулка или полет на короткое расстояние. Политические деятели всех мастей, для которых Корусант стал вторым домом, могут быть уверены, что роскошь – это то, в чем планета никогда не будет испытывать недостатка.
С незапамятных времен Корусант был сердцем цивилизованной галактики. До сих пор остается тайной, происходят ли человеческие существа именно с Корусканта. Многие люди считают это вполне возможным – в основном, по причине своих антропоцентрических убеждений. Одним из древнейших литературных произведений планеты является поэтический эпос Dha Werda Verda, описывающий столкновение между Тонгами (Taungs) и Батальонами Желла (Battalionsof Zhell). В нем говорится, что извержение вулкана похоронило Желл под слоем лавы и пепла и привело к тому, что Тонги сделались грозными «Воинами Тени». Как и в большинстве легенд, детали и даты в Dha Werda Verda проверить невозможно, – геологи, в частности, говорят, что на планете отсутствуют следы вулканической активности. История этого завоевания в большей степени повествует о культуре Корусанта.
Палеонтологи считают, что к тому времени, когда межзвездные перелеты сделались обычным делом, большая часть Корусанта была уже заселена. Невероятная перенаселенность вынудила жителей начать создавать очистители атмосферы, гидропонные фермы, транспортные трубопроводы и перерабатывающие предприятия. Вместо того, чтобы закапывать непригодный для вторичной переработки мусор, они создали пушки, выстреливающие канистры с отходами на орбиту – оттуда специальные суда отбуксировывали их за пределы системы.
Повсеместное распространение технологии гипердрайва ускорило и без того быстрое развитие Корусанта. Планета оказалась в центре пересечения множества протяженных межпланетных маршрутов, позднее получивших названия «Военный Крест» (Martial Cross), Shawken Spur, Стволовая Линия Корос (Koros Trunk Line), Торговый Маршрут Метеллоса (Metellos Trade Route), Перлемианский Торговый Путь (Perlemian Trade Route) и Кореллианская Трасса (Corellian Run). Несмотря на свою близость к непригодному для навигации Глубокому Ядру, планета стала ключевым пунктом торговых, коммерческих и исследовательских маршрутов. В набирающей силу Республике постепенно начали занимать ключевые позиции другие миры Центрального Ядра, такие, как Кореллия и Дуро, однако считалось, что Корусант заслуживает свой особый статус благодаря дислокации на нем галактического правительства.
Проходили тысячелетия, Республика разрасталась, а Корусант оставался прежним, увеличиваясь лишь в высоту. Передовые архитектурные технологии позволяли строить новые здания прямо поверх старых, не опасаясь разрушить всю конструкцию. Честолюбивые замыслы проектировщиков устремлялись все выше и выше, а нижние уровни постепенно приходили в упадок – их заселяли низкооплачиваемые работяги и переселенцы. Наиболее впечатляющие новые сооружения были сосредоточены в Восточном полушарии, к северу от Манараи, в районе, который позднее станет известен под именем Республиканского Города.
Республиканский Город рос вширь и устремлялся ввысь; появлялись архитектурные сооружения, призванные воспеть славу цивилизации, распространившейся на многочисленные звездные миры. Президентский Дворец был парадной резиденцией верховного канцлера; Зал Сената представлял собой арену со скамьями из полированного камня. Канцлеры Республики составляли полный спектр личностных характеристик: от воинствующих или некомпетентных до способных вдохновить толпу собственным примером. Периодически случались внутренние кризисы, скандалы и попытки государственного переворота, однако политический парусник в течение многих столетий успешно преодолевал бурные волны.
Случались и угрозы извне. Открытие новых инопланетных культур иногда приводило к конфликтам, в которых полем битвы становился сам Корусант  - как это было во время первого контакта с Дуинуогуином (Duinuogwuin). Во время Великой Гиперкосмической Войны Корусант едва не оказался захваченным Империей Ситов, а тысячу лет спустя планету опустошили ученик ситов Улик Кел-Дрома и скрытые под масками воины-мандалорианцы.
С течением истории менялся и пейзаж. Зал Сената сменила Палата Галактического Сената с ее плавающими в воздухе платформами, на которых размещались представители. По причине перемещения верхушки Ордена Джедаев с Оссуса на Корсуант был воздвигнут Храм Джедаев. Новое здание республиканской исполнительной власти позволило избавиться от перенаселенности в Президентском Дворце.
До того, как планета была подвергнута трансформации, приезжие из пасторальных миров рассматривали Площадь Монумента в качестве воплощения всего того «неправильного», что было в Корусанте, сравнивая бесплодную горную вершину с животным, помещенным в зоопарк – в то время как его сородичей насильственно обрекли на вымирание. Уроженцев Корусанта мало заботила подобная критика. Они знали, что живут в самом центре мироздания, и любые придирки посторонних могут быть лишь следствием ревности.
Корусантцы – наиболее хорошо образованные обитатели галактики. По этой причине они любят пререкаться и вступать в споры. И, хотя некоторые отдают должное их умению вести умные рассуждения, они считают корусантцев чрезвычайно высокомерными. Урожденные корусантцы во время путешествий быстро устают; гостей они называют «туристами» в независимости от того, являются они таковыми или нет, и встречают их с нескрываемым презрением.
На Корусанте имелось больше достопримечательностей, чем в любой из звездных систем. Гостей из провинциальных миров Внешнего Периметра неизменно приводили в восхищение Орбитальные Дворцы (Skyhooks). Эти сооружения представляли собой геостационарные спутники, висящие на низкой орбите над поверхностью Корусканта. Они имели форму чаши, сверху покрытой куполом из транспаристила; под куполами журчали водопады и цвели ухоженные сады. Гости попадали внутрь этого великолепия при помощи системы турболифтов: они садились в кабину на Корусанте и по цепочке связанных между собой орбитальных узловых станций доставлялись к месту назначения. Некоторые Орбитальные Дворцы достигали в диаметре километра и более и служили местом отдыха для состоятельных граждан.
Палата Галактического Сената также являлась одним из выдающихся сооружений Корусканта. Это здание, фасад которого украшали импрессионистские статуи, было построено несколькими уровнями выше изначального Зала Сената, в котором когда-то насмерть сражались Водо Сиоск-Баас и Экзар Кун. Внутри сенатской ротонды размещалось 1024 плавающие платформы, каждая из которых принадлежала сенатору от какого-то региона или сектора. Таким образом, внутри формировался целый микрокосм цивилизованной Галактики. Платформы размещались в специальных нишах в стене; позади каждой ниши находились помещения, устроенные так, чтобы представители каждого вида могли найти там для себя соответствующие их биологии условия.
Фундамент Храма Джедаев был одним из старейших сооружений на Корусанте. Рыцари-джедаи сохраняли постоянное присутствие на планете-столице еще до того, как зародилась сама Республика, однако в течение тысяч лет их главная база располагалась на Оссусе. После того, как во время Войны с Ситами Оссус был практически уничтожен в огне, Сенат одобрил выделение средств на строительство еще более просторного Храма Джедаев. Инженеры расширили имеющися фундамент, чтобы воздвигнуть на его месте массивное сооружение, способное предоставить жилище десяткам тысяч своих обитателей.
Массивное здание Храма более чем на километр возвышается над прочими строениями Республиканского Города. Оно построено на древнем узле силы, расположенном внутри горы. Вокруг простирается протяженное свободное пространство, Улица шествий, с которой открывается ничем не закрываемый вид на Храм. Снаружи здание выглядит как высокий зиккурат ступенчатой формы с одним шпилем наверху, Священным (или Храмовым) шпилем, который символизирует стремление джедаев к просветлению. Здесь хранятся самые священные для джедаев голокроны, древние тексты джедаев-основателей, и в этом священном месте джедаи предаются размышлениям. В Храмовом шпиле возле вершины находится Зал рыцарства, а под ним — комнаты медитации, большие статуи наиболее почитаемых джедаев, установленные на репульсорных платформах, и в основании — пик горы, вокруг которой возведен Храм. Вокруг пика идет балкон для медитаций, ниже которого располагается ещё один балкон с несколькими голографическими картинами из истории джедаев. Сюда мастера приводят самых младших джедаев, чтобы впервые познакомить с многовековыми знаниями. Расположенные по всей горе древние комнаты медитации, а также древняя священная пещера, соединены каменными мостами с коридором, идущим вокруг шпиля.
С внешней стороны возраст Храма Джедаев порой выдавали облупившаяся краска и потрескавшийся феррокрит, однако внутри Орден Джедаев мог наслаждаться всеми благами цивилизации в виде современного голографического оборудования и военных тренажеров. Хранители джедайских архивов уверяли: если чего-то нет в их библиотеке, то этого вообще никогда не существовало.
Обитатели Корусанта, часто бывавшие на Западном Море, могли с легкостью поверить в то, что они прогуливаются по прибрежному курорту на какой-нибудь тропической планете – несмотря на то, что море было всего-навсего искусственным водоемом. Во время расцвета Республики побережье Западного моря изобиловало пунктами по прокату лодок и круглосуточными увеселительными заведениями; по поверхности «моря» лениво плавали «острова» (в действительности, это были песчаные насыпи на пластиковых плотах), предназначенные в угоду богачам. В башнях, возвышавшихся над бассейном, гнездились вывезенные с других миров длиннокрылые морские сорокопуты и охотились за стайками крошечных фосфоресцирующих рыбок.
Здание Корусантской Оперы было одним из наиболее привлекательных достопримечательностей Республиканского Города, несшее на себе следы замысловатого дизайна – как того требовала дореспубликанская архитектура. Представления на сцене Оперного Театра не прекращались никогда. Традиционного стиля концертный зал Оперы – с оркестровой ямой, ярусами и частными ложами - вмещал две тысячи зрителей. Помимо этого, непосредственно под полом было размещено множество галерей, где те, у которых не было денег на покупку билета в главный амфитеатр, могли наблюдать за происходящим посредством голограмм.
Ботанические сады Скайдоума (Skydome, «Небесный купол») привлекали к себе два типа посетителей ученых-ботаников и просто ценителей прекрасного. В Скайдоуме были собраны некоторые из наиболее редких растений в галактике, и билеты на экскурсии по дендрарию продавались за месяцы вперед. Конечно, не все экспозиции ботанического сада были открыты для публичного доступа. Обитатели отделения Плотоядной Флоры требовали для себя две с половиной тонны мяса ежемесячно, а в секции Ядовитой Флоры невозможно было находиться без специального костюма биологической защиты.
Вестпорт (Westport) – это космопорт, который обычно связывают с Республиканским Городом. Несмотря на то, что в городе были и другие общественные космопорты – Фастпорт, Ньюпорт и посадочная площадка Вест –Кампионне (West Championne) – шумный аэродром Вестпорта использовал свое благоприятное положение рядом с Законодательным Округом. Плавающие платформы, расположенные в Республиканском Городе повсюду, без сомнения, выглядели привлекательными для новичка, подыскивающего место для парковки, однако эти платформы обычно резервировались для джедаев или чиновников высокого уровня.
Торговый район, известный как Высоты Калокур (Calocour Heights), напоминал Корпоративный Сектор в миниатюре. Расположенный к югу от Законодательного Округа, этот район изобиловал назойливыми зазывалами, бесплатными образцами продуктов, выложенными на репульсорных тележках, и музыкальными рекламными щитами в окружении сверкающих огней. На Высотах Калокур также дислоцировались самые зубастые маркетинговые и информационные агентства во всей галактике, такие, как SchaumAssoc и NullCom. Тому, кто интересовался последними техническими новинками, непременно следовало посетить Высоты – хотя тамошние ценники бережливого человека могли довести до обморока.
Между зданием Сената и Высотами Калокур располагался район, называемый Пустошью Колоннад (Column Commons, - перевод, вероятно, не вполне адекватный). Это был квартал, где проживали корусантцы среднего достатка. Характерной его особенностью были большие открытые пространства, перемежаемые толстыми колоннами, которые призваны были поддерживать «потолочные» уровни городских сооружений, расположенные выше. Здесь держали свои офисы сотни продюсеров голодрам и владельцев новостных каналов, среди которых были крупнейшие новостные агентства – такие, как TriNebulon и Nova Network. Предприниматели «Пустоши» хвастались, что от их внимания не ускользает ничего и заявляли, что их священный долг – донести информацию до потребителя посредством лимитированных выпусков своих изданий или публикации новостных статей, за прочтение которых нужно предварительно заплатить.
По мере удаления от Республиканского Города городской пейзаж становился все более убогим, однако настоящие опасности подстерегали лишь на пути, ведущем вниз. Здесь, в самом сердце темных уровней, никогда не видевших солнечного света, влачили свое жалкое существование нищие и отчаявшиеся. В районе Южной Подземки располагался торговый центр, выполненный в виде полусферы и наполненный захудалыми лавчонками и импровизированными прилавками. «Драгоценный Кристалл» (Crystal Jewel) был, наверное, самой печально известной забегаловкой во всем Нижнем Городе; надпись на его вывеске гласила: «Если вас не прикончат наши посетители, то это сделает наша выпивка». Каждый, кто оказывался в Южной Подземке, быстро привыкал держать одну руку на бумажнике, а другую – на бластере.
Невидимый Сектор, называемый местными жителями НевиСек (InviSec)  был еще более опасным местом, чем Южная Подземка – если такое вообще возможно.
Внутренности Корусканта пронизывают сверху донизу пять тысяч мусорных шахт, которые можно разглядеть даже с самых высоких уровней — поскольку в стволе шахты необходимо оставлять свободное пространство для горючих газов, вырывающихся из жерла стреляющих отходами пушек. Это было бельмом на глазу Корусанта, от которого, тем не менее, невозможно было отказаться. Каждая из шахт имела два километра в поперечнике и три километра в глубину; сверху ее покрывали четыре выпуклых ускорительных щита, установленных в стволе вертикально. В поверхности каждого щита были проделаны сотни отверстий диаметром в 10 метров. Каждые пять секунд пушка-автомат, установленная на самом дне отстойника, выстреливала порцию канистр с отходами через отверстия в щитах, откуда они посредством тягового поля перенаправлялись на безопасную орбиту, высоко над Корускантом. Те вещества, которые можно было подвергнуть переработке, часто сваливались в отстойники, где их переваривали мусорные черви – скользкие твари с кольчатыми телами в сотню метров длиной.
Высоко над поверхностью Корусанта расположены сотни Орбитальных Спутников по Транспортировке Солнечной Энергии (Orbital Solar Energy Transfer Satellites, ОSETS), которые действуют подобно солнцам в миниатюре. Перемещаясь вслед за вращением планеты, они разворачивают свои широкие зеркала, чтобы улавливать солнечный свет и отбрасывать его вниз на землю, на те территории, которые расположены в высоких северных и южных широтах. Без зеркал OSETS, нагревающих воздушные течения Корусканта, Служба Контроля над Погодой (WeatherNet) не смогла бы управлять сменой сезонов, и тем, кто проживал в приполярных районах, приходилось бы тратить вдвое больше стредств на обогрев своих зданий.
Каждое зеркало OSETS состоит из командного модуля и двух серебристых отражающих панелей, имеющих в длину сотни метров — однако толщина их не превышает одного миллиметра. В командном модуле способны разместиться до шести техников, однако им придется довольствоваться одной спальней на всех. На сленге техников дежурство на OSETS именовалось «катанием на зеркале».
Служба Контроля над Погодой, или WeatherNet , занимается управлением климатом на Корусканте. Уже в давние времена бесконтрольная урбанизация планеты стала приводить к катастрофическим изменениям климата, и WeatherNet изначально задумывался как попытка взять под контроль разрушительную стихию, когда в глубоких каньонах городских кварталов бушевали грозы, а над фабричными трубами вихрились торнадо. Выдержка из претенциозного бюллетеня WeatherNet гласит: «Дождя, возможно, не будет до самого заката, а в восемь должен рассеяться утренний туман».  Хотя правительство заявляло, что погодные условия распространяются на весь Корускант, долгожители знали, что WeatherNet неспособен сгладить абсолютно все погодные аномалии. Помимо регулирования осадков, WeatherNet отвечал за смену сезонов на Корусанте, перенаправляя воздушные потоки и изменяя содержание в атмосфере азота, кислорода и углекислого газа посредством подстанций Атмосферно-восстановительного комплекса (Atmos¬pheric Reclamation Complex Project, ARCP). Любые отклонения от заявленных прогнозов доводились до сведения граждан через общественную сеть Голонет (Holonet).
Центр управления WeatherNet, увенчанный зарослями флюгеров и привязями для аэростатов, расположен в префектуре Борибос (Boribos) к северу от Республиканского Города. Чрезмерное насыщение WeatherNet разного рода оборудованием делает практически невозможным какой-либо внутренний сбой в системе. По иронии судьбы, несмотря на гигантские усилия по регулированию климата, предпринимаемые WeatherNet, большинство обитателей планеты проводят всю жизнь внутри помещения.
Когда переработка отходов и импорт продукции перестали удовлетворять запросы корусантских граждан, чиновники из правительства открыли доступ частному капиталу к полярным ледникам – и к обеспечению планеты водой. Оба полюса – северный и южный – теперь обрамляла сеть трубопроводов, которые, подобно спицам в колесе, разбегались к густонаселенному экватору. Год от года полярные шапки становятся все меньше – это обстоятельство беспокоит владельцев разнообразных полярных курортов. Корусантцы, желающие совершить восхождение на ледник, покататься на турбо-лыжах или просто полюбоваться на снежный покров, могут забронировать себе места на одном из этих курортов, называющихся «Кристалл Лунного Света» или «Ледышка».
На полюсах нет никакого оборудования для звездолетов, и мониторинг орбиты в районе полярных коридоров очень слаб. Корабли, намеревающиеся тайком проскользнуть в Республиканский Город, чаще добиваются положительного результата, если заходят со стороны полюсов.
Одним из старейших обитаемых районов планеты является квартал Петракс (Petrax Quarter), скопление ничем не примечательных небоскребов, расположенных чуть севернее Республиканского Города. Археологи полагают, что вертикальная застройка Корусанта началась именно здесь и позже распространилась по всему Корусанту. Хотя ни одно из древних сооружений той поры не сохранилось, —  современные башни стоят на основании из спрессованного щебня в сотни метров толщиной, — городские археологи, производя глубокое бурение грунта для извлечения образцов породы, обнаруживали в грунте артефакты вроде чашек, перьев, осколков гравированного стекла и рукоятей световых мечей.
Нынешние жители Квартала Петракс — это, преимущественно, люди со средним достатком, занятые в сфере обслуживания или обрабатывающей промышленности. Район прилагает не слишком много усилий к тому, чтобы подчеркнуть свой исторический статус, хотя искатель сокровищ порой находят среди нижних подуровней необычные реликвии.
Галактический музей находится в самом центре Республиканского Города. На протяжение более чем 12 000 лет он был главным галактическим хранилищем для размещения ценных артефактов. На то, чтобы ознакомиться с любой из выставок музея, может уйти несколько дней; в числе других там были представлены следующие экспозиции: Анналы Республики, История Гипердрайва, Флора и Фауна, Планетарные культуры, Шедевры Изобразительного Искусства и Орден Джедаев.
Счет артефактам, хранившимся в музее, шел на миллиарды. Выставлялось не более 1% от всей коллекции; миллионы остальных реликвий хранились в архивном помещении, расположенном в районе Коко (Coco). Большая часть музейных экспонатов (архивные материалы или то, что не представляет интереса для туристов) содержится в массивных подземных бункерах на ледяном спутнике, вращающемся вокруг Импрокко (Improcco). Поскольку все три хранилища представляют собой заманчивую цель для воров, система безопасности в музее сработана на высшем уровне. Изображение каждого, кто посещает Галактический Музей, записывается камерами безопасности, и тот, у кого имеются проблемы с законом, сразу становится нежелательным гостем.
Для бесчисленного множества поколений чаша Монумент Плаза означала лишь одно: возможность посмотреть на Умате (Umate), один из высочайших пиков горной гряды Манараи. Каждый день тысячи любопытствующих посетителей толпятся под сенью устремленной в небо гранитной глыбы. Туристов влечет сюда обывательский скептицизм: они с трудом верят в то, что это – единственное место посреди городского ландшафта, где можно дотронуться до настоящей скалы.
Расположенная вокруг аллея даже более интересна, чем сам пик. Спроектированная в эпическом архитектурном стиле эпохи Хэйзеннан (Hasennan), она напоминает спортивную арену, где из центра игровой площадки вырастает гора Умате. Основание украшают статуи героических личностей и красочные знамена, а по периметру расположены рестораны и сувенирные лавки.
Отламывать кусочки от скалы категорически запрещается; подобного рода вандализм был пресечен адептами местной религиозной секты. Ее последователи носят рубище и называют себя «Пламя Умате». Они медитируют, прикасаясь к скале, чтобы общаться с «мировой сущностью», обитающей глубоко в недрах Корусанта.
Доступ на Монумент Плаза бесплатен и открыт в любое время суток.
Расположенный рядом с истоическим центром Петракс, Большой Зал Собрания – самое старое из постоянно действующих правительственных зданий Корусканта. Построенное во времена Старой Республики, это здание расположено относительно близко к поверхности планеты. Со всех сторон его обступают небоскребы, возносящиеся ввысь на целые километры. Сквозь прозрачный потолок Собрания можно увидеть лишь крохотный клочок неба, а тьма вокруг настолько глубокая, что летательным аппаратам, выбирающимся «из колодца», приходится включать навигационные огни.
Большой Зал Собрания – это прямоугольное каменное сооружение, имеющее в длину более километра. Самый нижний уровень отведен под посадочные платформы для челноков и воздушных судов, которые опускаются вертикально вниз прямо через открытую крышу. Над этим этажом возвышаются тысячи застекленных балконов, каждый из которых украшает флаг одной из планет или звездных систем, составляющих Республику. На протяжение столетий во времена древней Республики Верховный Канцлер встречал в Большом Зале Собрания прибывавших на Корусант делегатов от других миров; эти встречи обставлялись с торжественностью и красочностью.
Легендарный амфитеатр Калларак (Kallarak) привлекал к себе лучшие аланты галактики, от очаровательной голо-акрисы Нейл Джанны (Neile Janna) до скандально известного певца Боулза Рура (Boles Roor), исполнявшего песни в стиле «глиммик» (glimmik). Амфитеатр вмещал миллион зрителей, и во время представлений там обычно не бывало свободных мест.
Акустика в Калларак не особенно хороша; своим процветанием амфитеатр обязан двум факторам: репутации и огромной вместимости. Находящаяся глубоко внизу сцена со всех сторон окружена рядами скамей, сделанных из ситтана-мрамора (Sittana-marble) и выполненных в виде концентрических колец. Каждый следующий ряд расположен над другим, чтобы с любого места амфитеатра открывался полный обзор. Тем не менее, зритель с билетом № 999 999 не увидел бы ничего, кроме мельтешащих точек, - таким рекомендовали покупать одноразовый голо-вьюер для того, чтобы они могли рассмотреть действие поближе. Билет на спектакль мог стоить до 1500 кредитов, однако обманщикам часто удавалось тайком проскользнуть мимо охранных дроидов, пользуясь традиционным столпотворением у входа. Во внешнее стене Амфитеатра Калларак располагаются 34 маломощных лазера, стреляющих вверх и пронзающих экзосферу – театрализованная уловка, рекламирующая вечерние концерты. Это световое шоу на протяжении многих поколений было предметом насмешек среди орбитальных пилотов.
На многих планетах есть свои зверинцы, однако Голографический Зоопарк вымерших Животных – это, возможно, единственное учреждение подобного рода в галактике, целью которого является сохранение памяти о давно исчезнувших живых видах. Вместо того, чтобы демонстрировать набитые чучела, зафиксированные в неподвижных позах, в зоопарке используют голографические проекторы, на которых вымершие существа охотятся, едят или дерутся друг с другом в естественных для себя условиях.
В числе самых популярных голо-диорам – мамонтоподобный краббекс (krabbex) с Мон Каламари, снежные соколы с Риннала (Rhinnal) и мантабог (mantabog) с Маластара (удав, имеющий форму одеяла и способный планировать в воздухе).
Древняя корусантская легенда, изложенная в Dha Werda Verda, рассказывает о сражении между тонгами и батальонами Желла, завершившееся, когда тучи вулканического пепла похоронили под своей толщей армию Желла. Спустя более чем двадцать пять тысяч лет уцелело немного свидетельств этого происшествия, случившегося еще в дореспубликанскую эпоху. Один из таких артефактов – это Ледяные Склепы.
Расположенные ниже складского района Хасамадхи (Hasamadhi) возле Южного полюса, Ледяные Склепы – это разветвленная сеть холодных пещер, проложенных в ледниковом покрове на глубину нескольких сотен метров. Длинные и извилистые боковые ответвления ведут к тринадцати камерам, внутри каждой из которых находятся мумифицированные останки тех, кого считают предводителями желлов. Археологи предполагают, что внутри склепов находятся вожди тринадцати наций Желла, которые отступили к Ледяным Склепам после победы тонгов и похоронили там себя заживо. Будучи погребенными вместе со своим оружием, броней и военными трофеями, эти тела полководцев Желла были скрыты от чужих глаз на протяжении тысячелетий.
Сохранность и функционирование Ледяных Склепов обеспечивало корускантское правительство. Доступ публике был закрыт.
Ист Майнор (East Minor) – светский жилой и культурный центр, расположенный в средней части южного полушария, в тысячах километрах от Империал-Сити. Здесь – место обитания поэтов, музыкантов и художников, многие из которых живут со своими богатыми покровителями, пожелавшими вызволить их из меблированных комнат. Клубы и кафе в Ист Майнор служат сценами для импровизированных представлений – большинство из них крайне претенциозны и подвергаются нещадной критике.
Сады Трофилл (Trophill), самая популярная достопримечательность Ист Майнор, привлекают к себе посетителей со всех уголков Корусканта. Локализованные внутри обнесенной высокой стеной круглой площадки, эти сады достигают размера небольшого городка. Не будучи столь экзотическим местом, как Ботанические Сады Республиканского Города, Сады Трофилл, тем не менее, могут заставить туристов поверить в то, что они прогуливаются по какой-нибудь пасторальной планете – если только они не будут задирать голову вверх и смотреть на стремительные потоки летающих машин. Самые популярные достопримечательности в Садах – это Зеленые Лабиринты, рукотворные сооружения из кустарника и ежевики. В Зеленых Лабиринтах так трудно ориентироваться, что посетителям на входе выдают специальные переговорные устройства. И все равно, более половины посетителей обращаются к менеджерам Лабиринта с просьбой вытащить их оттуда при помощи аэроспидера.
Не все кварталы на Корусанте так наполнены обитателями; много районов в полушарии, противоположном Республиканскому Городу, населены лишь дроидами и немногочисленными надзирателями из числа живых существ. Это – фабричный район, где изготавливаются товары на экспорт и для внутреннего употребления. Несмотря на то, что этот район ежегодно выпускает тонны продукции, Корусант с его триллионом жителей далек от того, чтобы полностью себя обеспечивать.
Квартал Гранджон (Grungeon) простирается на двадцать квадратных километров. Это – одна из нескольких областей фабричного района, которые совершенно пусты. Бывший некогда промышленным центром, где размешались Serv-O-Droid, Huvicko и Nebula Manufacturing, район пережил трудное время, когда, во время экономического спада, три его главных клиента вынуждены были сократить объемы производства. Владелец квартала Гранджон, не сумев привлечь новых арендаторов, позволил стратам (stratt)и другим паразитам заполонить штамповочные цеха, где некогда бурлила индустриальная жизнь. Некоторые из производственных линий позднее вновь вернулись в строй. Неизвестно в точности, произошло ли это по причине вандализма или сбоя в работе оборудования, однако эти производственные цеха заполонили непредсказуемые, неконтролируемые, неправильно функционирующие машины. Любой, кто входит туда, рискует лишиться руки… или даже головы.


Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Поиск

Календарь
«  Март 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

Анеки

Locations of visitors to this page

Copyright MyCorp © 2017